Писатель Михаил Афанасьевич Булгаков и его жена Елена Сергеевна

Писатель Михаил Афанасьевич Булгаков и его жена Елена Сергеевна

роман «Мастер и Маргарита»

Автор: Михаил Булгаков
Язык оригинала: русский
Год написания: 1929—1940
Публикация: 1966—1967
Отдельное издание: 1973

«Ма́стер и Маргари́та» — роман Михаила Афанасьевича Булгакова. Вид романа трудно однозначно определить, поскольку произведение многослойно и содержит в себе множество элементов таких жанров, как сатира, фарс, фантастика, мистика, мелодрама, притча, роман-миф. На его сюжет сделано множество театральных постановок и несколько фильмов (в Югославии, Польше, Швеции, России).

Роман (булгаковеды его называют ещё мениппеей и свободной мениппеей) «Мастер и Маргарита» при жизни автора не публиковался. Впервые он вышел в свет только в 1966 году, через 26 лет после смерти Булгакова, с купюрами, в сокращённом журнальном варианте. Роман приобрёл заметную популярность среди советской интеллигенции и вплоть до официальной публикации распространялся в перепечатанных вручную копиях. Жена писателя Елена Сергеевна Булгакова в течение всех этих лет сумела сохранить рукопись романа.

По сохранившимся в архиве многочисленным выпискам из книг видно, что источниками сведений по демонологии для Булгакова послужили посвящённые этой теме статьи Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, книга Михаила Орлова «История сношений человека с дьяволом» (1904) и книга Александра Амфитеатрова «Дьявол в быте, легенде и в литературе средних веков».

(По материалам Википедии)

Елена Сергеевна Булгакова

Елена Сергеевна Булгакова

Еле́на Серге́евна Булга́кова (урождённая Нюренберг, в первом браке Неёлова, по второму мужу Шиловская; 21 октября (2 ноября) 1893 — 18 июля 1970) — третья жена русского советского писателя и драматурга Михаила Афанасьевича Булгакова, хранительница его литературного наследия. Основной прототип Маргариты в романе «Мастер и Маргарита». Родная сестра Ольги Сергеевны Бокшанской (1891—1948), сотрудницы МХАТ, личного секретаря Владимира Ивановича Немировича-Данченко.

(По материалам Википедии)

48d3 октября 1932 года Булгаков развёлся с Любовью Евгеньевной Белозерской, а 4 октября был заключён его брак с Еленой Сергеевной.

первая жена Михаила Афанасьевича Кисельгоф: «Я должен жениться три раза!».

Будто бы это посоветовал ему А. Н. Толстой, считавший троекратный брак ключом к литературному успеху. Елене Сергеевне вспоминалось другое: якобы ещё в Киеве ему нагадала гадалка жениться 3 раза. Ему было весело думать, что вот — гаданье исполняется. Как бы там ни было, оба считали свой союз предрешённым.

14 марта 1933 года Булгаков передал Елене доверенность на заключение договоров с издательствами и театрами по поводу своих произведений, а также на получение авторских гонораров. Елена Сергеевна печатала под диктовку все произведения писателя 30-х годов до последних дней жизни Михаила Афанасьевича.

При чтении дневника не может не поражать один факт — в совместной жизни Елены Сергеевны и Булгакова не было ни одной ссоры. Удивительно, если учесть, как тяжело складывались порой обстоятельства. Они действительно были созданы друг для друга: в Елене Сергеевне писатель обрёл не только настоящего друга и возлюбленную, но и свою музу, талантливого (как сейчас бы сказали) менеджера, администратора, литературного секретаря и биографа, преданного и неутомимого сотрудника.

Елена Сергеевна всю себя посвятила мужу и его работе. Она писала под его диктовку, перепечатывала рукописи на машинке, редактировала их, составляла договоры с театрами, вела переговоры с нужными людьми, занималась корреспонденцией. Великой её заслугой является сохранение булгаковского архива — многие рукописи, хранившиеся в одном-единственном экземпляре, она успела перепечатать. Благодаря её невероятной энергии после смерти Михаила Афанасьевича смогли увидеть свет многие до того неизданные его произведения — главным из которых является, конечно, роман «Мастер и Маргарита».

В 1940 году забрала с кладбища Данилова монастыря камень «голгофа», лежавший на могиле Н.Гоголя и оставшийся здесь после перезахоронения Гоголя на Новодевичьем кладбище. Этот камень она установила на могиле мужа на том же Новодевичьем кладбище.

В письме к брату писателя Николаю Афанасьевичу Булгакову (1898—1966) от 7 сентября 1962 Елена Сергеевна писала: «Я делаю всё, что только в моих силах, для того, чтобы не ушла ни одна строчка, написанная им, чтобы не осталась неизвестной его необыкновенная личность. (…) Это — цель, смысл моей жизни. Я обещала ему многое перед смертью, и я верю, что я выполню всё».

Источник

Untitled-2Жизнь писателя с приходом любимой женщины, наконец, приняла привычный и упорядоченный характер. Всегда ухоженная, аккуратная Елена Сергеевна создала в доме уютную, спокойную атмосферу: вкусные, всегда красиво сервированные обеды и ужины (к чему Булгаков привык с детства), встречи с приятными ему людьми, дружеские беседы, когда не надо думать о каждом слове (а вдруг – донесут). Благодаря стараниям Елены Булгаковские приемы славились изысканностью кухни.

Но главное, писатель снова мог вернуться к работе над «Мастером ». Поскольку Елена Сергеевна всегда держала домработниц, она активно помогала мужу: писала под диктовку его новые сочинения, занялась менеджерской деятельностью. Последнее его особенно угнетало.

При недолгих разлуках Булгаков скучает и пишет по нескольку писем в день. В ответ она ежедневно шлет ему открытки и телеграммы.

А когда Мастер заболел, к обычным обязанностям жены прибавились новые. Доктор Булгаков, став пациентом, пишет: «Пройдет время, и над нашими терапевтами будут смеяться, как мы над мольеровскими врачами… К лучшему из врачей, Е.С. это не относится. Но она одна справиться не может».

Сестра Елены Сергеевны Ольга пишет в эти дни матери: «…она любит его так сильно, что это не похоже на обычное понятие любви между супругами, прожившими немало годов вместе».

Источник

1305111566_samaya_adekvatnayaОна посвятила свою жизнь тому, чтобы произведения Булгакова увидели свет, а как ей это удалось, не знает никто. Я помню длительные переговоры, встречи, обещания. Немного надежды — и провал. А затем все начинается снова.

В ее доме бывал весь МХАТ, от Качалова до Софьи Станиславовны Пилявской — с ней она дружила до последних лет жизни. Здесь бывали Паустовский, Симонов, Ахматова, Раневская, Рихтеры, Солженицын, Лакшин. Все они потихонечку ей помогали — и в шестидесятые годы вышел первый булгаковский сборник. Более счастливого человека, чем Елена Сергеевна, невозможно было найти. У нас дома оказалась чуть ли не половина тиража — она надписывала книги и рассылала их друзьям.

А в шестьдесят шестом году случилось невероятное — удалось напечатать «Мастера и Маргариту» в журнале «Москва».

Я тогда жил у Елены Сергеевны — она была больна и не вставала с постели. Под вечер нам привезли мокрые гранки, их нужно было срочно отредактировать и подписать. Елена Сергеевна лежала с очень высокой температурой, временами впадая в беспамятство, но мои родители куда-то уехали, и вся работа по сверке текста легла на наши плечи. Она заняла сутки: я читал гранки вслух, в силу своего малого возраста путаясь в библейских именах, а Елена Сергеевна редактировала «Мастера и Маргариту». Для этого ей не были нужны рукописи Михаила Афанасьевича — она знала роман наизусть.

«Москва» почти не поступала в киоски, а то, что в них попало, читающая публика моментально смела. Люди искали номера с «Мастером» по всему городу, по рукам ходили фотокопии, вскоре появился и журнал с вклеенными в него цензорскими купюрами. А полный текст книги вышел только в семидесятые.

В шестьдесят девятом Елене Сергеевне впервые разрешили выехать за границу. К этому моменту Булгакова уже издали и в Германии, и во Франции — причем без ее разрешения. Как это произошло, осталось неясным.

Дело в том, что приходить к ней и читать произведения Булгакова разрешалось всем, но никто не мог вынести из дома хотя бы страницу текста. Изучающий творчество Михаила Афанасьевича студент мог сидеть у нее двое суток (его к тому же поили и кормили). А выпускать из дома рукописи она отказывалась — до тех пор, пока те не будут напечатаны.

Источник

 063718e723

В сороковом году она аккуратно перепечатала его рукописи и поклялась себе, что все сделает, чтобы они были опубликованы. Но только после двадцатого съезда, когда она поняла, что жизнь меняется, постепенно стала разматывать клубок. Первое, что сделала Елена Сергеевна, — пробила в Ленинграде, в Александринском театре, постановку пьесы «Бег». Там блистал Черкасов в роли Хлудова.

«Мастера и Маргариту» Булгакова проталкивала очень хитро и по-женски. Дело в том, что после смерти советского писателя обычно образовывали комиссию по литературному наследию. С председателем — маститым литератором и секретарем-вдовой. Председателем комиссии по наследию Булгакова был обласканный советской властью Константин Симонов. Главной задачей Елены Сергеевны было заставить Симонова прочесть хоть строчку. Это было совершенно невозможно, потому что Симонов был писательский начальник, депутат, государственный деятель, очень занятой человек. Она много раз ему подсовывала роман, но он не находил времени за него взяться. И вот Елена Сергеевна узнает, что Симонов едет отдыхать на озеро Балатон.

— Я рассчитала, — рассказала мне она, — что наш человек, находящийся за границей, на третий-четвертый день начинает тосковать по русскому печатному слову, которое там трудно достать. Я пришла к нему домой, он как раз собирал вещи, и подсунула ему тайком в чемодан рукопись «Мастера». Потом вернулась к себе и стала ждать звонка. Я ошиблась только в сроках. Прошло не четыре дня, а чуть больше недели. Ночью зазвонил телефон. Первые минуты я не могла разобрать ни одного слова, только всхлипы: «Это… невероятно… это… гениально… а… вы… это… от меня скрывали!..»

Когда Константин Симонов пришел в себя, он сделал все, чтобы «Мастера и Маргариту» напечатали. Он принес его в журнал «Москва». Несмотря на то, что роман рекомендовал Симонов, главный редактор «Москвы», некто Поповкин, решил подстраховаться и позвонить в ЦК.

 — А что вас смущает? — спросили там.
— Да вот роман странный очень.
— Прямой антисоветчины нет?
— Нет, зато есть чертовщина.
— А-а, ну чертовщину можно.

Когда вышла первая публикация, Поповкина уволили.

Источник

74344728_1248787642_AZZ8050Pilat_fsweb800
Исследователи творчества Булгакова считают, что эта роспись во Владимирском соборе в Киеве стала толчком для написания знаменитой евангельской главы романа «Мастер и Маргарита», в которой прокуратор судит Иешуа.

И это не единственный киевский след романа. Например, одним из прототипов Мастера стал киевский писатель Михаил Пантюхов. После того как его единственная книга подверглась жестким нападкам критики, он в 1908 году добровольно заточил себя в сумасшедшем доме (ул. Фрунзе, 103).

Когда будущий писатель был еще подростком, отец, профессор духовной академии Афанасий Булгаков, приводил его во Владимирский собор (бул. Шевченко, 20). В левом нефе храма находится роспись «Иисус перед Пилатом» кисти Павла Сведомского.

74344543_30 74344601_kiev_sight_5

Источник

Наиболее известные цитаты из романа «Мастер и Маргарита»

74343596_large_1941bМаргарита Николаевна не нуждалась в деньгах. Маргарита Николаевна
могла купить все, что ей понравится. Среди знакомых ее мужа попадались интересные люди. Маргарита Николаевна никогда не прикасалась к примусу. Маргарита Николаевна не знала ужасов житья в совместной квартире.
Словом… она была счастлива? Ни одной минуты!

Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве.

Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! так поражает молния, так поражает финский нож!

С желтыми цветами в руках она вышла в тот день, чтобы я наконец ее нашел, если бы этого не произошло, она отравилась бы, потому что жизнь ее пуста.

Ну что ж, тот, кто любит, должен разделять участь того, кого он любит.

Она входила в калитку один раз, а биений сердца до этого я испытывал не менее десяти…

Праздничную полночь иногда приятно и задержать.

…никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут!

Правду говорить легко и приятно.

Я знаю, что вечером к тебе придут те, кого ты любишь, кем ты интересуешься и кто тебя не встревожит. Они будут тебе играть, они будут  петь тебе, ты увидишь, какой свет в комнате, когда горят свечи. Ты будешь засыпать, надевши свой засаленный и вечный колпак, ты будешь  засыпать с улыбкой на губах. Сон укрепит тебя, ты станешь рассуждать мудро. А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я.

Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено.

Человек без сюрприза внутри, в своём ящике, неинтересен.

Кирпич ни с того ни с сего никому и никогда на голову не свалится.

Люди, как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из  бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только  испортил их…

Перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил.

Приятно слышать, что вы так вежливо обращаетесь с котом. Котам обычно почему-то говорят «ты», хотя ни один кот никогда ни с кем  не пил брудершафта.

Факт — самая упрямая в мире вещь.

«Ты свободна. Разве я держу тебя?»
«Нет, что же это за ответ! Нет, ты уйди из моей памяти, тогда я стану свободна».

«Боги! Боги мои, как грустна вечерняя земля, как таинственны туманы над ее болотами. Кто блуждал в этих туманах, кто летел над землей, неся на себе неимоверно тяжелый груз, тот это знает. Это знает уставший. И он без сожаления покидает туманы земли, с ее болотцами и реками. И с легким сердцем отдает себя в руки смерти, зная, что только она одна сможет успокоить ее…»

 * * *

Текст романа иллюстрирован кадрами телесериала «Мастер и Маргарита» 2005 г., режиссер Владимир Бортко.

Скачать Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

Читать по теме:

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

//