12688Итак, во втором акте всегда выходит стыдиться за всех дон Педро, и всем сразу становится страшно неудобно перед ним, поскольку в наше время каждому сполна доводилось ощутить эти «терзания чести».

Поступиться честью и пожать руку подонку, только что залившему мирные города и поселки кровью, как бы нынче считается чуть ли не признаком «благородства». Мол, «жертвуют собой» ради «мира во всем мире».

Плевать на действительные чаяния народа сегодня принято с удивительным цинизмом и жестокостью. Поэтому испанская драматургия нынче явно не в чести. Сегодня на подмостки выходят ничтожные «герои» — с изломанной психикой, перевернутыми представлениями о мире, «ставящие вопросы перед всем обществом». Хотя ведь все знают, что рано или поздно на сцене появится дон Педро, и всем опять станет страшно неудобно от его ответов на все поставленные вопросы.

В «драмах чести» отчуждение поэта от изображаемого смятения и варварства проявляется в неукоснительной правильности композиции, приближающейся к классицистической во «Враче своей чести» или в «Последнем поединке». Эта правильность распространяется и на важные частности построения драм. Монолог дона Педро во второй сцене первого акта не уступает по уравновешенности стансам Сида, а параллелизм реплик в «Живописце» проведен тверже, чем в трагедиях Корнеля.

Балашов Н. И., Степанов Г. В. Испанская литература XVII в. Драматургия

94f32016dd5352f3feabd17
«Лопе де Вега: Распутник и соблазнитель» — кадры из фильма

Вебинар проводит Ирина Дедюхова 28 марта в 20:00 (время московское)

Зарегистрируйтесь для участия в вебинаре, заполнив следующую форму и оплатив участие. Обязательны для заполнения только поля Имя и E-mail.

Оплатить Яндекс.Деньгами или банковской картой можно в форме ниже:

Емейл в форме оплаты в форме регистрации должны совпадать. После оплаты и проверки администратором на этот емейл вам будет выслана ссылка для участия в вебинаре

Читать произведения Лопе де Вега в библиотеке У всех на устах:

Вебинары по испанской драматургии:

7 Comments for this entry

  • елена:

    Вебинар «Драма чести» представил уникальную возможность поговорить о любимых с детства пьесах Лопе де Вега с писательницей Ириной Анатольевной Дедюховой. Писатель говорил о писателе.
    Что меня всегда поражало и восхищало в творчестве Лопе де Веги и что оказалось отражено в вебинаре? Он жил в страшную эпоху испанской истории. Ужас, который у мыслящих и творческих людей последующих веков вызывала инквизиция, описан Лонгфелло, Виктором Гюго, Достоевским, Фейхтвангером. Список можно продолжить. Лопе де Вега в то время не только жил, но и творил. Величие духа испанского драматурга в том, что он подарил нам прекрасных, живых, цельных, нравственных героев будто никакого диктата инквизиции над умами не существовало. Дедюхова говорит о жизни как творчестве, приключении и игре. Лопе де Вега переиграл этот чудовищный институт, созданный для подавления инакомыслящих. Величие его в том, что,не поступившись ни одним словом, заставил инквизицию одобрить все свои творения. Последний роман «Доротея» вышел в серии «Литературные памятники» с последними строками об «одобрении Святейшей инквизицией».
    Ирина Анатольевна рассказала о работе Лопе де Веги секретарем как и Теодоро в «Собаке на сене» ( вероятно во фразе «слугу не терпят, если он умнее господина», есть что то личное, Лопе, вероятно, пришлось натерпеться) у испанских аристократов, например, у Хавьера Манрике. Род Манрике — один из известнейших в испанской истории. Тот Манрике, о котором речь, был незаконнорожденным сыном Великого инквизиторе Испании при Карле V. На излете 16 века и царствования Филиппа II в 1598 году он сам стал Великим инквизитором.Такая вот династия великих инквизиторов получилась. Лопе де Вега писал то, что считал нужным писать. Поэтому его герои «живы» до сих пор и трогают наши умы и сердца, чего не скажешь о других литературных произведениях той эпохи,что подчеркнуто Дедюховой. Диссертации специалисты могут об их произведениях писать, но современные читатели к ним равнодушны.
    Ирина Дедюхова анализирует творчество де Веги в контексте конфликта Испании и Англии, не только военного,но и мировоззренческого: традиционных ценностей, в русле которых сформировалась «драма чести», и протестантских, примером которых является пират Френсис Дрейк. С точки зрения англосаксов можно в юности побыть пиратом, а закончить жизнь пэром и лордом. Деньги не пахнут. Такая традиция производить в пэры разбогатевших любыми путями личностей от пиратства до работорговли утвердилась в Англии с 16 века. как писал Шекспир. «не много дома высидишь». Английская молодежь его времен устремлялась на поиски удачи далеко в южных морях, грабя тяжелые и неповоротливые испанские галеоны. А прообразом «Гамлета» стала знаменитая «Испанская трагедия» Томаса Кида. Как говорится, «Испания в сердце» была у англичан того времени.
    В геополитике 21 века место Испании в борьбе с англосаксонским миром заняла Россия. Дедюхова подчеркивает близость испанской культуры России. В русской культуре «испанская тема» звучала громко всегда, начиная от «русских» Дон Жуанов Пушкина и Алексея Константиновича Толстого, встречи Дон Жуна и Кармен Марины Цветаевой до «Арагонской хоты» Глинки и испанских танцев русских балетов.

    • Елена! Огромное спасибо за такой комментарий!
      Как чувствуется глубокое понимание сложнейшей эпохи, которая вылилась в это чудо — «драму чести»!
      Очень ждем Ваших статей в «Литературном обозрении»!

  • елена:

    Ирина Анатольевна,вчера мы продолжили вебанар просмотром «Учителя танцев», где Вы поставили интереснейший вопрос, почему пьесы Сервантеса о пастухах и пастушках не пользовались интересом, а вот на комедии Лопе народ повалил валом, заучивал наизусть его стихи, которые мгновенно разошлись на поговорки. Почему Лопе стал испанской Каллиопой — музой эпической поэзии и сформировал литературный испанский язык? Сервантес, мне показалось, слегка завидовал этой всенародной любви. Тысячи пьес де Веги показали Испанию от и до, все сословия, все возрасты, все города и провинции. Не было уголка , куда бы поэт не заглянул.
    В его героях испанцы узнали себя, свои чувства, проблемы, но и свою идеальную сущность. Драматург дал им надежду и веру в себя. Вот одной фразой в «Учителе» слуга передает драму тысяч испанцев, проливших свою кровь во Фландрии, а дома нашедшие развалившиеся и замки и лачуги. Разорение и запустение. И здесь бы затянуть песню про «все пропало». Поэт выше этого. Его герой не поддается увещеваниям, что ему в силу бедности «ничего не светит в борьбе за сердце возлюбленной». Не имея денег, он ее покоряет талантом, умом, изяществом. Лопе убеждает зрителя — в вера себя и талант важнее денег, а любовь побеждает все. Он выступал и выступает в качестве такого психотерапевта. И это имеет значение в 1596, когда пьеса написана, и в 1952, когда поставлен фильм, и в 2015, когда мы на вебинаре говорим о Лопе.
    Его собратья по перу от Шиллера до Фейхтвангера не представляли, как можно было не только выжить, но и творить в такое страшное время. Времена не выбирают — в них живут. В 17 веке Испанией правили недееспособные короли Филипп III и Филипп IV. Мировая испанская империя оказалась во власти монархов, не способных к государственному управлению и интересующихся только любовными похождениями. У Филиппа IV было 29 (!) здоровых незаконнорожденных детей. Законные же наследники или умирали в младенчестве или были слабоумными. Признающие только браки с родственниками, Габсбурги несли в себе гены Хуаны Безумной. Пока короли развлекались, страну грабили фавориты. Что было делать Лопе, национальному испанскому поэту, в подобной ситуации отсутствия приличных людей во власти? Писать о королях дебилах, авантюристах и холуях при дворе, молчащем народе? И даже если высмеять эту действительность как сделал Сервантес в «Дон Кихоте», даст ли это надежду не скатиться в пропасть, куда неслась со всей очевидностью Испания? В коне 17 века «не стало Пиренеев» — великую прежде империю разделили Франция и Австрия. Но Испания осталась – испанцы заставили пришедших на испанский трон Бурбонов «испанизироваться», принять их язык, культуру и обычаи. И в этом заслуга Лопе де Веги, его драм, его театра. Он воспитал зрителей и читателей к моменту краха династии Габсбургов. Задолго до этого в 1623 году он пишет «Звезду Севильи» — такой потрясающий гимн свободе, справедливости, правам личности, верности, чести, достоинству, любви. Действие перенесено в 13 век. Король Санчо как и Филипп занят любовными приключениями. Он мечтает об Эстрелье, за необыкновенную красоту прозванную «Звездой Севильи». Драматург показывает, как следование бездумное приказам короля делает героя подлецом и разрушает его жизнь и счастье. Король приказывает жениху Эстрельи убить ее брата, то есть из преданности суверену совершить преступление, которое церковь определяет как смертный грех. Правитель заставляет подданного пойти против совести. Герой и совет Севильи ведут себя таки образом, что монарх вынужден публично покаяться в преступном приказе. Совет Севильи категорически отказывается следовать неправедным приказам властителя : «Как вассалы мы покорны, но как судьи неподкупны, не вступайся перед нами за неправедное дело. Мы неправды не допустим, мы свои жезлы не опозорим и всегда совет Севильи будет верен сам себе». На испанской сцене эхом зазвучали слова Антигоны Софокла, которая закон божественной справедливости ставила выше несправедливого приказа царя.
    Мог в реальности 17 века король раскаяться и признать вину? Нет. Насколько регламент и этикет того времени забили все живое показывает, как умер Филипп III. Он сидел близко к камину, огонь его обжигал, а придворный, ответственный за каминную заслонку, отсутствовал. Король не позволили другим ее задвинуть, и умер от ожогов. Но Лопе де Вега показывает идеальную ситуацию и заставляет монарха воскликнуть : « Что за люди севильянцы! Бесстрашны! Неподкупны! Тверже мрамора и стали». Лопе мечтал о таких людях и верил, что хотя таких нет среди современников, но они в Испании обязательно появятся. И не ошибся. После смерти драматурга пьесы его запретил по иронии судьбы совет Севильи! Но в 19 веке «Звезда Севильи» увидела сцену, обрела невероятную популярность и помогла похоронить инквизицию и монархию ограничить. Испанцы боролись за представительное правление и кортесы со стихами Лопе де Веги на устах. Писал он не зря. Он вымечтал своих читателей и свободный народ.
    Испанский драматург интересовался Россией и стал первым в истории литературы, кто вывел на сцену Лжедмитрия. А в конце 19 века великая Ермолова сыграла Эстрелью на русской сцене.

    • Вот про Ермолову, Елена, я помнила изначально, это у меня и был, можно сказать, первый порыв — оживить драму чести так, как она жила в бесподобных театральных спектаклях, звучавших тогда по радио, доносившем несравненные голоса!
      И, конечно, меня занимала мысль, почему же раньше неизвестный актер, играя драму чести, становился общим любимцем, звездой, а нынче и на известных смотреть неприятно, а неизвестные и вовсе вроде бесплотных теней на сцене? Ой, наверно, все надо в реальной жизни иметь какие-то принципы, хотя бы общее понятие о чести и достоинстве.

  • Елена:

    Третий день размышляю после вебинара. Мысли о том, как слово Лопе де Вега отформатировало испанскую реальность 17 века в той ситуации, когда гибель страны казалась неизбежной. Испанская история второй половины этого века развивалась по тем сценариям, которые предложили в начале века пьесы Лопе де Веги и Кальдерона.
    Наследники престола, сыновья Филиппа IV, умирали один за другим. Из тринадцати его законных детей выжили трое – Маряи-Терезия, французская королева, жена Людовика XIV, Маргарита, австрийская императрица, любимица художника Веласкеса, вспомним его «Менины» и последний король из династии испанских Габсбургов Карл II. Потомки вышеназванных дам будут оспаривать испанский трон после его смерти. Король Испании Карл II был калекой, который поздно начал ходить, с трудом говорил, букет болезней включал эпилепсию и сифилис, к деторождению он оказался не способен. Подобный монарх стал катастрофой для страны. Современные историки описывают его царствование в монографии под названием «Уныние при дворе Карла II». Подданные дали ему прозвище «зачарованный».
    Кто- то должен был разорвать порочный круг смертей, кровосмесительных браков и калек на троне Испании. И такой человек нашелся! Вдали от мертвенной атмосферы двора на прекрасных образах Лопе де Веги и Кальдерона воспитывался мальчик. Собираемая всю жизнь библиотека стала предметом его гордости. А книги сформировали потребность общаться с учеными. Театральный дух вошла в него с молоком матери – актрисы Марии Кальдерон. А отцом был король Филипп II.. Маленький Хуан стал любимцем отца, в тринадцать лет узнав, что он – принц! Как не вспомнить Теодоро из «Собаки на сене» и «Жизнь есть сон» Кальдерона? Дон Хуан Австрийский, такой титул он получает, становится вице-королем провинции Арагон.. Его ум, обходительность, внешность располагают к нему сердца , с поддержкой народа и общества он начинает бороться с дворцовой камарильей во главе с Великим инквизитором, любовником королевы, чужеземцем, австрийцем Нитгардтом. Дон Хуан сражается с ним словом. Он призывает на помощь общественное мнение – рассылает написанные оточенным языком, пригодилось чтение Лопе, циркуляры. Мадрид стоит на пороге восстания, будто разыгрывая сцены кальдероновской «Жизни как сон». Ненавистный инквизитор вынужден отправится посланником в Рим. Дон Хуан добивается выбора жены для Карла II из Франции, разорвав порочный круг кровнородственных браков среди Габсбургов. С его легкой руки Испания начинает ориентироваться на Париж. Дон Хуан умер в 1679. Скорее всего, его отравили, но выбор Испания благодаря ему уже сделал. Он использовал против австрийской партии, а значит, опять замкнутого габсбургского круга, прессу, стал издавать впервые газету, мобилизовал общественное мнение. Карл II объявил наследником не Габсбурга, но французского принца. В 18 век Испания вошла под знаком перемен.

    • А я вот посмотрела, как после вебинаров прошлого лета в театре Российской армии вытащили на сцену Зельдина и попытались дать «Учителя танцев» в каком-то затхлом виде театрального капустника. Не забыв прихватить и фламенко именно по шаблону нашего тогдашнего построения первого вебинара.
      И почему-то становится отчетливее полная утрата связи с классической драматургией, актеры произносят пошлейшие тексты, не соображая, что такого вообще со сцены произносить нельзя. Из чувства эгоизма. Хотя бы. На зрителя-то уж наплевать.

      Елена! Большое спасибо за статью в «Литературном обозрении»!

      • елена:

        Ирина Анатольенва, Вам спасибо за вебинары. А про Зельдина и Ермолову…Меня такая крамольная мысль посетила, глядя на «Танцы с учителем». В столетнем Зельдине больше страсти, харизмы и энергии, чем в новоявленных критиках Лопе, называющих его бессмертное творение «Бредом». Сравнение то было не в пользу этих малохольных, право. другого слова нет. Не поймут,что такого в Лопе особенного, не проживут такую счастливую и талантливую жизнь как Зельдин. Вот чувствуется — коронный образ «учителя танцев» продлили Зельдину года и наделили такой недюжинной энергией, что и в сто лет на сцене смотрится в отличие от молодых да ранних коллег, у которых за душой ничего нет, раз такие «рассуждения» на устах. повторять не хочется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

//