cicero6Литературное наследие Цицерона включает в себя речи, сочинения по риторике, философские трактаты и письма. Речи иллюстрируют 30 лет его чрезвычайно деятельной жизни (81—43 гг.). Они были тщательно подготовлены к публикации. Часто в своей окончательной литературной форме они отличались от фактически произнесенных.

Стиль отчетливо эволюционирует: от используемого в первых выступлениях азиатского стиля, возвышенного, насыщенного метафорами, риторическими украшениями, с характерными длинными периодами, через «средний» стиль — более умеренный, тоже с украшениями, однако менее патетический, Цицерон пришел к совершенно простому и лишенному украшений «аттическому» стилю. Но ему удавалось в зависимости от характера речи и от аудитории использовать их все.

Речи Цицерона отличали эрудиция, полет и юмор. Их воздействие основывалось на искусстве периодизации и ритмизации гармонично построенной фразы, изобилующей старательно подобранными стилистическими средствами. Из ораторского наследия Цицерона сохранилось 58 речей целиком или большей частью и 20 фрагментов. Исходя из характера этих речей их можно было бы разделить в самом общем виде на судебные и политические.

Наиболее известные из первых — В защиту Квинкция (Pro P. Quinctio; 81 г.), первая опубликованная речь на гражданском процессе, отмеченная чертами азиатской манеры, и речи на процессе против Вереса (70 г.), наместника Сицилии в 73—71 гг., который допустил там великие злоупотребления.

Процесс против Вереса включает: Речь против Квинта Цецилия (In Q. Caecilium), подставленного Вересом на роль обвинителя; Первая речь против Вереса (In Verrem actio I), после которой Верес был осужден на изгнание, и Вторая речь против Вереса (In Verrem actio II) в 5 частях. Эта последняя, никогда не произнесенная, мастерски обработана литературно и представляет важный документ для установления методов эксплуатации, используемых администрацией провинций.

Ее четвертая часть под заглавием О статуях (De signis) приводит обзор произведений искусства на Сицилии. В защиту Мурены (Pro Murena; 63 г.), шутливая, весьма удачная в стилистическом отношении. В защиту поэта Архия (Pro Archia poeta; 62 г.) содержит среди прочего восхваление поэзии и науки. Из речей политического характера первая — это О предводительстве Помпея (De imperio Gn. Pompei; 66 г.) в войне с царем Понтийским Митридатом.

Гай Веррес, наместник в провинции Сицилии в 73-71 гг., был в начале 70 г. привлечен городскими общинами Сицилии к суду на основании Корнелиева закона о вымогательстве, проведенного Суллой. Обвинение охватывало хищения, взяточничество, неправый суд, превышение власти, оскорбление религии. Городские общины поручили поддерживать обвинение Цицерону, бывшему в 75 г. квестором в Лилибее (западная Сицилия). Сумма иска была определена в 100 000 000 сестерциев.

Веррес нашел поддержку у представителей нобилитета. После того как Цицерон в январе 70 г. подал жалобу претору Манию Ацилию Глабриону, сторонники Верреса предложили в качестве обвинителя Квинта Цецилия Нигра, бывшего квестора Верреса, клиента Метеллов; ибо обвинитель мог быть назначен и помимо и даже вопреки желанию потерпевшей стороны. Возникло дело о назначении обвинителя, или дивинация: каждый из желающих быть обвинителем должен был произнести перед судом речь и привести основания, в силу которых обвинение следовало поручить именно ему, после чего совет судей решал вопрос об обвинителе. Право быть обвинителем было предоставлено Цицерону. Вскоре после дивинации Цицерон выехал в Сицилию для следствия, сбора письменных доказательств и вызова свидетелей. За 50 дней следствие было им закончено; весной 70 г. Цицерон возвратился в Рим.

Потерпев неудачу при дивинации, покровители Верреса устроили так, что неизвестное нам лицо привлекло к суду бывшего наместника провинции Ахайи, имя которого также неизвестно, потребовав для следствия 108 дней, в то время как Цицерон потребовал для себя 110 дней. Слушание этого дела началось до слушания дела Верреса, причем его нарочито затягивали. Процесс Верреса начался лишь в августе 70 г. За это время Квинт Метелл Критский, доброжелатель Верреса, и Квинт Гортенсий, его защитник, были избраны в консулы на 69 г. Марк Метелл был избран в преторы; кроме того, должен был измениться состав суда. Поэтому сторонники Верреса старались затянуть слушание дела и перенести его на 69 г., когда вся судебная процедура должна была быть повторена; в 69 г. оправдание Верреса было весьма вероятным.

Слушание дела началось 5 августа 70 г. и должно было быть прервано из-за ряда общественных игр, происходивших в течение августа-ноября, причем игры по обету Помпея (ludi votivi) начинались 16 августа. Сначала должен был говорить обвинитель, затем защитник, второй обвинитель и второй защитник; потом выступали свидетели обвинения и защиты и велся перекрестный допрос. После перерыва в несколько дней начиналась вторая сессия в таком же порядке. В интересах обвинения было закончить весь процесс до начала общественных игр. Поэтому Цицерон вместо длинной речи произнес ряд коротких, сопровождая каждую чтением документов и представлением свидетелей. Уже 7 августа Веррес сказался больным и, не явился в суд; вскоре он покинул Рим. Гортенсий отказался защищать его. Допрос свидетелей и чтение документов закончились на девятый день суда. Суд подтвердил факт добровольного изгнания Верреса и взыскал с него в пользу сицилийцев 40 000 000 сестерциев.

Речи, предназначавшиеся Цицероном для второго слушания дела и впоследствии обработанные им, выпустил в свет его вольноотпущенник Марк Туллий Тирон. Весь материал был разделен на пять «книг»; грамматики впоследствии дали им названия, принятые и ныне. Речи написаны так, словно дело слушается в суде в присутствии обвиняемого. В настоящем издании помещены «книги» IV и V. В IV «книге» (речь 3) речь идет о похищении Верресом статуй богов и произведений искусства, принадлежавших как частным лицам, так и городским общинам, и об ограблении храмов. V «книга» (речь 4) по своему содержанию выходит за рамки обвинения о вымогательстве и состоит из двух частей: в первой говорится о мнимых заслугах Верреса как военачальника, во второй — о незаконных казнях командиров военных кораблей и римских граждан. Речь эта содержит заключительную часть, относящуюся ко всем пяти речам.

В настоящем издании приводятся три основные речи, посвященные этому процессу.

 

СОДЕРЖАНИЕ

  • РЕЧЬ ПРОТИВ ГАЯ ВЕРРЕСА. Первая сессия  (стр.1)
  • РЕЧЬ ПРОТИВ ГАЯ ВЕРРЕСА. Вторая сессия. О предметах искусства (стр.17)
  • РЕЧЬ ПРОТИВ ГАЯ ВЕРРЕСА. Вторая сессия. О казнях (стр.70)

Скачать Марк Туллий Цицерон «Речи против Гая Вереса»

 

Читать другие труды Цицерона:

 

 

11 Comments for this entry

  • Hannelora:

    Вот таких юристов надо было конспектировать! Учат мыслить и полемизировать.

    • Natali Natali:

      Согласна. Только нас заставляли конспектировать юристов, не выигравших ни одного процесса.

  • agk:

    Браво, Наташа! Зорово, что в суете дней напоминаешь о вечном. Это просто необходимо.

    • Natali Natali:

      Конечно, необходимо иногда вернуться «на исходные позиции», понимая, что идем не туда.

  • peres:

    Сейчас поймал себя на мысли, что постоянно приравнивался к «медным трубам» , певшим Цицерону после его удачи на процессе. Сложно не вознестись.

  • Галина:

    Natali, великолепно!!! Все сто страничек прочла на одном дызании. Посмотришь на сегодняшних юристов из оппозиции, пытающихся что-то промямлить на митингах… жалкое зрелище!

    • Natali Natali:

      Галина, настоящий интеллект смотрится и через века!

    • Natali Natali:

      Кстати, Цицерон в «Книжной лавке» выставляется по тезису И.А. Дедюховой о том, что «как только юристы прорываются к власти — начинается уголовный беспредел!»
      Но она имела в виду тех юристов, которые всю жизнь соображали, как им обойти закон, как вывернуть его в свою пользу. А Цицерон — юрист, наполнявший закон нравственной силой.

  • О-О-О! Круто!
    Большое спасибо!
    А вообще — требую продолжения банкета! Душа просит еще и еще культуры! Сегодня в юриспруденции так мало чевеческого, не говоря о культуре. А тут напомнили такой Клондайк!

  • Сергей:

    Штраф в 40 000 000 сестерциев, это ежели перевессти в евро то 12,5 млрд Евро получается, нехило мужик там наворовал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

//