b2e22729c04457c465380e3a929f3fa8 (7)17.04.2018 г. КОНЕЦ ПИТЕРСКОЙ «ПРАЧЕЧНОЙ»

В Мадриде завершился процесс по делу «русской мафии». Следствие шло больше 10 лет, суд почти 2 месяца, приговор в июне. Наибольший срок обвинение просит для депутата Владислава Резника.

В конце минувшей недели в Мадриде завершился судебный процесс по делу об отмывании денег «русской мафией» — так называемой тамбовско-малышевской оргпреступной группировкой. На последнем заседании выяснилось, что вынесение приговора произойдет не раньше июня. Суд над 18 обвиняемыми шел почти два месяца, а следствие, проводившееся в рамках операции испанской полиции «Тройка», — более десяти лет. В итоге испанская прокуратура запросила 5 лет тюрьмы и штраф в €30 млн для депутата Госдумы Владислава Резника и более мелкие сроки для остальных подсудимых. В отношении одного из обвиняемых, Вадима Романюка, обвинение было снято прямо в здании суда. Адвокат Резника счел необходимым напомнить суду, что его подзащитный является «иностранным парламентарием» и его осуждение может осложнить отношения между Испанией и Россией.

БЕГСТВО ИЗ ПЕТЕРБУРГА В МАДРИД И ОБРАТНО
Главарями тамбовско-малышевской оргпреступной группировки (ОПГ) принято считать Геннадия Петрова, Александра Малышева и Сергея Кузьмина. По мотивам деяний группировки написаны книги и снят сериал «Бандитский Петербург». В начале 1990-х против них расследовалось уголовное дело в Санкт-Петербурге. В обвинительном заключении говорилось, что малышевская организация в общей сложности насчитывала несколько сотен членов, занималась рэкетом и вымогательством. Однако на суде в 1995 году Петров и Кузьмин были оправданы, а Малышев получил небольшой срок за ношение оружия. Через пару лет после приговора все трое уехали в Испанию. Почему? Как свидетельствуют прослушки, сбежали они отнюдь не от российского правосудия, а от могущественного лидера тамбовской ОПГ Владимира Кумарина, который с ними враждовал.
Прошло 20 лет — все малышевские стали бизнесменами. Геннадий Петров был честным бизнесменом, настоящим рыцарем (кабальеро), подчеркивала на суде администратор фирм Петрова и его переводчик Юлия Ермоленко.

«НАВЕРНОЕ, ЗАМЕСТИТЕЛЬ ГЛАВЫ ПОЛИЦИИ ПО БОРЬБЕ С НАРКОТИКАМИ НЕ СТАЛ БЫ ДРУЖИТЬ С ПЕТРОВЫМ, ЕСЛИ БЫ ПЕТРОВ НЕ БЫЛ ЧЕСТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ», — ЗАЯВИЛ В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ НА СУДЕ ОДИН ИЗ АДВОКАТОВ

b2e22729c04457c465380e3a929f3fa8 (8)На суде напомнили о дружеских связях Петрова с заместителем начальника ныне упраздненной ФСКН (Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков) Николаем Ауловым. «Наверное, заместитель главы полиции по борьбе с наркотиками не стал бы дружить с Петровым, если бы Петров не был честным человеком», — заявил в свою очередь на суде один из адвокатов.
К тому же Петров и Кузьмин, напомнили суду адвокаты, были акционерами банка «Россия», а Петров — совладельцем крупнейшей в Петербурге Балтийской строительной компании, в связи с чем подозревать их в преступной деятельности нелепо. «Я горжусь знакомством с таким великим человеком, как Петров», — заявил NT испанский юрист Хуан Унтория, также находящийся в числе обвиняемых. Кстати, на суде он уверял, что с Петровым его познакомил однокурсник Хосе Алисес, офицер испанской разведки. Алисеса тоже ждали в суде, но тот так и не появился.

Операция испанских правоохранителей «Тройка» началась в 2006 году. Ее главными фигурантами с самого начала были Петров, Малышев и Кузьмин. В 2008 году в рамках «Тройки» прошла первая серия арестов по обвинению в отмывании преступно нажитых доходов — Петрова, Малышева и их сообщников. Кузьмину удалось избежать ареста — тот был в России и опоздал на свой рейс в Испанию (испанская полиция ждала его у трапа) — с тех пор о его местонахождении публично не сообщалось.

Через два года после ареста Петров и Малышев вернулись в Петербург. Малышев заключил соглашение со следствием, а вот Петров считается «сбежавшим от правосудия». Он пообещал «посоветоваться с сыном Антоном (он также объявлен Испанией в розыск. — NT)» и вернуться в Испанию «для подписания соглашения», но до сих не сделал этого.
NT подробно рассказывал о «деле русской мафии» в Испании два года назад.

В ЧЕМ ИХ ОБВИНЯЮТ
По ходу процесса двое из 18 подсудимых — Михаил Ребо и Леонид Хазин — заключили соглашение со следствием и признали свою вину. В случае Ребо речь идет об отмывании €2 млн 600 тыс. в интересах Александра Малышева. В случае Хазина — нескольких миллионов евро в интересах Сергея Кузьмина.

Все остальные фигуранты процесса свою вину не признали. В том числе присутствовавший на суде в Мадриде депутат Госдумы Владислав Резник, а также его жена Диана Гиндин и Юлия Ермоленко (которую прокуратура считает подставным лицом Петрова), а также юристы Хуан Унтория, Хесус Ангуло, Кирилл Ильин и другие.
Резнику вменяется в вину покупка трех вилл и двух яхт на испанском острове Майорка, находившихся в собственности Петрова. При этом одна из яхт была записана на фирму Centros Commerciales Antei, которая резко увеличила свою капитализацию — следствие считает это результатом отмывания денег. Резник, по мнению прокуратуры, был «прекрасно осведомлен» о подноготной той сделки. Всего же чета Резник, полагают испанские правоохранители, помогла отмыть €7 млн 300 тыс. Очевидно, именно расследование испанской полиции и послужило причиной внесения Владислава Резника в последний санкционный список.

В деле есть такой эпизод: жена депутата Диана Гиндин приобрела в лизинг частный самолет вместе с сыном Геннадия Петрова Антоном. Самолетом пользовались Резник и Петров-старший на пару. «Прямых рейсов из Петербурга на Майорку не было, и я мог просто подбросить его (Петрова) на Майорку», — так объяснил на суде депутат Резник мотивы приобретения самолета.

«ЧЕРЕЗ МАТВИЕНКО ЗАШЛИ»
С самого начала дело тамбовско-малышевской ОПГ расследовала Специальная прокуратура Испании по борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Это ведомство берется за дела, связанные не просто с ОПГ, а с чиновниками высокого уровня и взятками.

Испанские следователи зафиксировали 87 разговоров Геннадия Петрова не только с депутатом Резником, но и с бывшим замглавы ФСКН Ауловым, а также с бывшим замглавы Следственного комитета России Игорем Соболевским. Прослушки разговоров фигурантов дела (разговоры пришлись на 2007–2008 годы) весьма показательны — они свидетельствуют об их вовлеченности в российскую политику.
Так, в 2008 году премьер и без пяти минут президент Дмитрий Медведев для них — «царь без короны», и «только один человек решает, сколько он им (царем без короны) будет».

Или: Семен Могилевич (один из криминальных авторитетов. — NT) «арестован не за налоги, это просто предлог», а лидер тамбовцев Кумарин арестован «по распоряжению царя».

Прослушиваемые говорят о продвижении «Саши» (имеется в виду глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. — NT), упоминают Анатолия Сердюкова — на момент прослушек руководитель Федеральной налоговой службы, а потом министр обороны РФ. Обсуждают также инвестиции в судостроение, строительство дорог и зданий. Один из разговоров Петрова со своим знакомым (его фамилия неизвестна) на тему строительного бизнеса, например, звучит так:

Петров: «Скажи, если нужно зайти сверху».

Ответ: «Да все нормально, там вроде через Матвиенко зашли».

Вообще, Петров и Резник разговаривают между собой часто, но в итоге принимают решение «ничего не обсуждать по телефону».

ПРОКУРОРЫ СЧИТАЮТ, ЧТО РЕЗНИК ЗАНИМАЛСЯ «ТОРГОВЛЕЙ СВЯЗЯМИ», ТО ЕСТЬ ПРОДВИЖЕНИЕМ СТАВЛЕННИКОВ ГРУППИРОВКИ НА НУЖНЫЕ ПОСТЫ В РОССИИ. РЕЗНИК, В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, ЗАЯВИЛ В СУДЕ: «Я ПРОСТО ВЫСЛУШИВАЮ ПРОСЬБЫ И НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЮ»

В одном из разговоров Петров и один из лидеров тамбовцев Илья Трабер обсуждают, что не могут дозвониться до «Славы». Испанские прокуроры считают, что речь идет о Резнике, который, как считали испанцы, занимался «торговлей связями», то есть продвижением ставленников группировки на нужные посты в России. Резник, в свою очередь, заявил в суде: «Я просто выслушиваю просьбы и ничего не делаю».

В другом разговоре двое знакомых Петрова обсуждают его близкие контакты с властью, а также то, что тот якобы загордился — «забыл, кому всем обязан».

Резник на суде заявил, что является другом Трабера. Депутат даже созванивается с Трабером во время процесса. При этом Резник настаивал, что бизнесмен Трабер — «профессиональный сутяжник», то есть умеет судиться с прессой, и в России обвинений против него не было.

КТО УГРОЖАЕТ ИСПАНСКОМУ ПРОКУРОРУ
Испания уже объявила Илью Трабера в международный розыск, а тот оспорил ордер на арест в испанском Конституционном суде. При этом, как выяснилось, Трабер «очень зол на прокурора Хосе Гринду», главного обвинителя по делу «русской мафии» и знатока этой темы (его откровения в 2011 году опубликовал WikiLeaks). О претензиях Табера к Гринде прямо заявил NT адвокат Трабера Роберто Масорриага, который на процессе представлял интересы юрлиц, но фактически — Илью Трабера.

В итоге суд приобщил к делу письмо из МВД Испании об угрозах прокурору Гринде и его семье со стороны Трабера. Сам Гринда на суде появлялся в сопровождении телохранителей, а в заключительном слове даже заявил, что Трабер «подготовил против него целую кампанию», но «новых угроз он не допустит».
Последние заседания суда в Мадриде вели другие прокуроры. «Сбежал, страшно ему!» — так прокомментировал NT исчезновение Гринды подсудимый Андрей Маленкович.

Предполагаемых главарей тамбовско-малышевской ОПГ — Петрова, Кузьмина, Малышева и Трабера — на суде не было. Но это мало что меняло по существу. Испанские адвокаты других подсудимых (как и сами подсудимые) пытались доказать суду: и Петров, и Трабер полностью невиновны, да и вообще «тамбовская ОПГ» — выдумка испанской прокуратуры. Да и мало ли, что о тамбовских говорят спецслужбы и других западных стран, — все равно ни у кого «нет конкретных фактов».

ПОСЛЕДНИЕ ЗАСЕДАНИЯ СУДА В МАДРИДЕ ВЕЛИ ДРУГИЕ ПРОКУРОРЫ. «СБЕЖАЛ, СТРАШНО ЕМУ!» — ТАК ПРОКОММЕНТИРОВАЛ NT ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ГРИНДЫ ПОДСУДИМЫЙ АНДРЕЙ МАЛЕНКОВИЧ
Свидетели и адвокаты предъявили справки от Генпрокуратуры и даже Главного управления ФСБ России по Санкт-Петербургу об отсутствии дел против Петрова, Трабера и Резника в России. Правда, суд отказался приобщать их к делу, так как добыты они были «в обход официальной процедуры о международной правовой помощи». В то же время официальные справки из российской Генпрокуратуры о Тамбовской ОПГ (Трабер, в частности, там упоминается) к делу были приобщены. Но когда Резнику на суде предъявили в качестве «вещдока» эти справки, тот усомнился в их легитимности: «Не вижу здесь печати».

ПРОЦЕССОМ ВСЕ ДОВОЛЬНЫ
В итоге сложилось такое впечатление, что и обвиняемые, и обвинители остались процессом довольны. В последнем слове подсудимые говорили об уважении к испанскому суду, после чего коллегия из трех судей удалилась на совещание.

На вынесение приговора могут уйти еще не менее двух месяцев. Приговор вряд ли будет жестким. Испанский суд привык учитывать все до мелочей. В данном случае — сроки давности, соглашения о сотрудничестве со следствием, заключенные рядом подсудимых, а также состояние здоровья одного из подсудимых (Антонио Фортуни на суде не появился «из-за душевного расстройства»).

Для России предстоящий приговор имеет больше моральное значение. Признает ли Испания существование тамбовской ОПГ, проводившей операции по отмыванию денег под видом консалтинга и капиталовложений, — вот в чем вопрос. Причем тамбовские занимались этим, как подозревает испанская прокуратура, не только в Испании, но и в Швейцарии, американском Делавэре, Германии и Лихтенштейне.

Да, на процессе прокуроры предъявляли найденные при обысках у подсудимых рукописные справки, факсы, черновые варианты контрактов и уже подписанные документы. Однако веских доказательств отмывания денег нет. Да и заполучить их довольно трудно, практически невозможно, тем более если речь идет об офшорах. «Офшоры ведь для того и созданы, чтобы скрывать реальных владельцев», — заявил на суде представитель Гражданской гвардии Испании.

Источник

* * *

В Испании завершился процесс над Тамбовской ОПГ

Владислав Резник

В Мадриде завершился процесс по делу об отмывании денег российскими гражданами, связанными с тамбовско-малышевской группировкой. Для депутата Госдумы Владислава Резникапрокуроры запросили пять лет тюрьмы и 30 млн евро штрафа за отмывание более 7 млн евро.

По данным следствия, он тесно сотрудничал с лидерами ОПГ — Ильей Трабероми Геннадием Петровым (оба скрываются от испанского правосудия в Санкт-Петербурге). Российская прокуратура в начале заинтересовалась «тамбовскими», а потом сделала все возможное, чтобы помешать процессу.

Между тем, в ходе слушаний были представлены прослушки телефонных переговоров Петрова, из которых выяснилось, что проблемы «тамбовских» помогали решать не только чиновники и силовики, но и более влиятельные персоны.

«Трабер главнее Путина»

К концу судебного процесса терпение председательствующей судьи Анхелес Борейро потихоньку иссякает. Все чаще по отношению к адвокатам звучит фраза “вопрос снимается”. Вопросы, впрочем, очень однообразные: адвокаты выясняют у свидетелей обвинения — экспертов гражданской гвардии и таможенной полиции, — что им известно о свежих оправдательных документах, поступивших из прокуратуры России и ФСБ? (Разумеется, испанским правоохранителям, занимающимся борьбой с отмыванием денег на Майорке и в других местах Испании, эти документы не только не известны, но и совершенно безразличны).

Илья Трабер - Антиквар

Главные фигуранты дела — Петров и Трабер — на суд не явились, причем Трабер объяснил это болезнью и попытался вместо себя прислать адвоката (но испанские процессуальные нормы такого не позволяют). В итоге интересы обоих представляли адвокаты, формально выступающие от лица их подельников.

Так, адвокат юрлица Inversiones Gudimar, через которое, как предполагает следствие, отмывались деньги Петрова, Роберто Масорриага не скрывал своей близости к Илье Траберу. По его словам, с Трабером они познакомились на Майорке, когда “честному импрессарио” не понравился шум экскаватора напротив его шале и он искал юриста с целью привлечь к ответственности своих обидчиков.

Масорриага пытался приобщить к делу некое “оправдательное” досье на несколько десятков страниц из Генпрокуратуры России, однако суд не стал приобщать его к делу.

Наивно адвокаты заявляли, что Тамбовская ОПГ, известная в России еще с конца 80-х годов, в целом — выдумка испанских, финских, французских и других спецслужб (отчеты всех этих спецслужб рассматривались на суде), которые не способны предъявить “ни одного конкретного факта существования ОПГ”, и что Петров и Трабер — честные предприниматели.

Надеясь, что его слова занесут в протокол суда, Масорриага вопрошал офицера гражданской гвардии: «Известно ли вам о том, что французские спецслужбы, причисляющие Илью Трабера к Тамбовской ОПГ, уже осуждены за клевету в отношении Трабера?”

Судьи (Рис. Давида Хакима)

На вопрос корреспондента в перерыве судебного заседания, когда и какие именно французские спецслужбы были осуждены за клевету в отношении Трабера, Масорриага ответить затруднился. Вместо этого он пояснил корреспонденту: “Трабер — крупный бизнесмен. У него очень плохой характер. Сейчас он очень зол, поскольку из-за того, что прокурор Гринда объявил его в розыск, ему пришлось уехать из Швейцарии, продать дом. Вы представляете, какой это ущерб?”.

Илья Трабер

На вопрос, правда ли Трабер посещает дни рождения Владимира Путина, юрист заявил: “Илья Трабер главнее Путина, поскольку, насколько я знаю, в 90-е Путин на него работал, когда он был в мэрии Петербурга”. По мнению Масорриаги, Трабер невиновен ни в чем, даже во вменяемом ему незаконном приобретении греческого паспорта. Греческий паспорт, оказывается, понадобился Траберу, потому что “это единственная страна, которая признает двойное гражданство с Россией” (что, кстати, тоже не соответствует действительности).

Опасные люди

На уточняющий вопрос, правда ли, что Трабер угрожал прокурору Хосе Гринде (о чем было заявлено в начале процесса), Роберто Масорриага заявил: “Трабер говорил мне, что считает его педофилом и дебилом, и, конечно, у него очень скверный характер, но угрожать — я хотел бы увидеть доказательства”.

На угрозы жаловался не только прокурор. Когда корреспондент попыталась уточнить у эксперта — свидетеля обвинения — ее фамилию, та заявила, что категорически против любого упоминания в российской прессе, так как уже получила угрозы со стороны одного из обвиняемых. “Фамилии я вам не назову. Прокурор ездит с охраной, а я нет. Ну разумеется, это не Резник — он человек воспитанный. Но здесь есть опасные люди”.

Владислав Резник

Угрозы со стороны Трабера, судя по всему, создали проблемы для других фигурантов дела, в том числе для депутата Госдумы от «Единой России» Владислава Резника, надеющегося на оправдательный приговор.

В заключительном слове адвокат парламентария подчеркнул, что “Резник не говорил, что он дружит с Трабером”. Вот только Резник говорил не только, что дружит с Трабером, но и что созванивается с ним во время процесса, о чем ранее писалось, и что вошло в протоколы судебного заседания.

Тамбовские и спецслужбы

Далее выступает офицер испанской полиции, изучавший группировку в 2006 году. Он поясняет общий контекст: в 80-е годы в СССР существовали группы, занимавшиеся контрабандой, в 90-е они перешли к рэкету и заказным убийствам. Затем их имидж поменялся — они стали бизнесменами.

Валерий Ледовских (Бабуин) с коллегой

Звучит фамилия Валерия Ледовских. Ледовских по кличке Бабуин, начинавший как боксер, был сооснователем тамбовской ОПГ вместе с легендарным Владимиром Кумариным (оба уроженцы Тамбова). В 90-е Ледовских был арестован за вымогательство, но вскоре потерпевший забыл, что кто-то у него что-то вымогал.

Затем он стал директором благотворительного фонда, учрежденного «Лигой офицеров запаса», основанной, в свою очередь бизнес-партнером Анатолия Сердюкова Олегом Хухлием.

“Группировки тесно сотрудничали с КГБ (ФСБ) — например, при экспорте металлов”, — говорит эксперт испанской полиции. -Вначале они двинулись в страны Балтии, Германию, затем Испанию”. Также он напоминает о показаниях Михаила Монастырского (экс-депутата и члена «тамбовских») 2007 года, который заявил офицерам Гражданской гвардии Испании, что Тамбовская ОПГ была создана спецслужбами.

Михаил Монастырский

Проживая в Испании в Эстепоне, Монастырский сам явился к испанским правоохранителям, заявив, что опасается за свою жизнь. Михаила Монастырского после дачи показаний вскоре сбил цементовоз во Франции. Вот выдержка из его показаний:

«Полицейский спрашивает Михаила, в самом ли деле существует данная группировка, даже если Михаил и отрицает свою принадлежность к этой структуре. Михаил говорит, что вопрос сложный, говорит, что эта организация была создана искусственным путем, создана спецслужбам Санкт-Петербурга

Показания Монастырского

ДОСЛОВНАЯ ТРАНСКРИПЦИЯ (продолжение беседы с этого места)
Михаил Монастырский (М): Кумарин, а также трое других ключевых фигур, с 86 года являются информаторами КГБ, а потом и ФСБ .
П1. И кто эти трое? Организаторы? Основатели?
М. Вася Брянский, Валерий Ледовских, который сейчас находится в ранге подполковника и полагаю, работает на ГРУ.
П1. А кто еще? Ты сказал, что их трое.
М. Вася Брянский – это ликвидатор, как они его называют.
П1. Убийца.
М. У него есть команда убийц. Все остальные – преступники.
П1. Вы упомянули троих человек. Брянский, Ледовских… кто третий?
М. Также его сосед из Марбельи, Миша Глущенко «Хохол», у него не было прямого контакта
с разведкой.
П1. Но он тот же статус имеет, что и другие, это начальник?
М. Да, они на одном уровне, но у других есть связи с разведкой, а это простой преступник. У него была своя бригада, своя команда, также был Шевченко, его убили на Кипре. Он познакомился с людьми и «Тамбовской» в 96 году, когда получил статус депутата во фракции ЛДПР, еще был такой Юрий Шутов, помощник мэра Анатолия Собчака. Шевченко и Глущенко заплатили Жириновскому 300 000, чтобы тот продвинул их в депутаты. Я тогда с ними (из «Тамбовской») и познакомился, в Москве, на одном заседании. Он с 88 года не жил в Санкт-Петербурге, он жил в Германии, а затем в Швейцарии, у него там был бизнес, и еще в Москве жил».

Влиятельные друзья

На процессе выясняется, что обвиняемый испанский юрист Хуан Унтория, которого следствие считает правой рукой Геннадия Петрова, сообщил на следствии: “Петров был другом Реймана, Резника и Путина”. На суде юрист версию поменял и сказал, что ничего не знает о Реймане и Путине. И все же фамилия российского президента снова всплыла на этом процессе, но уже в контексте другого сюжета — получения Тамбовской ОПГ контроля над немецкими верфями.

Наиль Малютин

14 марта обвинение представляет доказательства отмывания денег человеком Петрова — Наилем Малютиным — в Германии. Напомним, при покупке немецких верфей планировалось, что верфи в Висмаре и Варнемюнде (Германия), а также Николаеве (Украина) создадут совместное предприятие с Выборгским судостроительным заводом, который контролировали люди Ильи Трабера и Сергей Колесников, а также лихтенштейнский офшор Lirus Management AG (бенефициаром которого, как утверждает Колесников, был лично Владимир Путин). На суде выяснились новые детали этого громкого дела.

Эксперты Гражданской гвардии продемонстрировали презентацию, где описывается, как “Финансовая лизинговая компания” (филиал российской государственной Объединенной авиастроительной корпорации — ОАК) приобрела немецкие верфи Wadan Yards, получила займы как немецких, так и российских банков, выпустила облигации под гарантии Сбербанка и вывела деньги в дочернее предприятие в Люксембург, обанкротив в итоге сами верфи.

Часть похищенных денег пошла на покупку виллы Малютиным на Майорке. На прослушках разговоров лидера Тамбовской ОПГ Геннадия Петрова, частично представленных в суде в Мадриде, частично описанных представителем Гражданской гвардии, Петров обсуждает покупку этих верфей (через номинального владельца Андрея Бурлакова) с Наилем Малютиным.

Из разговора следует, что сделка пробивалась в Кремле через Сергея Колесникова, предпринимателя, входившего в ближайший круг Путина и соседа Петрова по элитному дому на Каменном острове. (Именно Колесников финансировал строительство «дворца Путина» на мысе Идокопас, причем формально управляющим компании-собственника дворца был юрист Геннадия Петрова). Между делом они обсуждают, что Колесников общался с «Верхним», помогая Петрову пролоббировать некоего человека.

После покупки верфей Петров и Малютин радуются, что акции пошли вверх, Петров уверен что это произошло потому, что “всем понятно, кто этим занимается”.

Согласно презентации, которую продемонстрировало следствие на суде, 11 мая 2008 года Бурлаков, Малютин и Петров лично встретились для обсуждения покупки верфей. 25 мая 2008 года Петров и Малютин обсудили по телефону, что Бурлаков встретится с Медведевым напрямую для обсуждения сделки.

После этого Бурлаков договаривается о встрече с Петровым. 16 мая 2008 года Малютин и Петров обсуждают некую встречу с “номером первым”. Испанское следствие предполагает, что речь идет о Владимире Путине. Позже в суде слушается разговор Наиля Малютина с Петровым: “Я с Сергеем связь держу, все нормально по кораблям, Верхний сказал, хорошо подумает”.

Формальный совладелец верфей Андрей Бурлаков был вскоре арестован в России, выпущен под залог и убит.

Вот еще один разговор, на этот раз с участием Петрова и депутата Резника, где они обсуждают, что «Царь» уже подписал нужную бумагу, но беспокоятся, что на более низком уровне могут начаться проблемы.

Без претензий к Траберу

Суд продолжается. Офицеры Гражданской гвардии Испании сообщают, что Трабер, по данным доклада французских спецслужб, был теневым сооснователем Петербургской топливной компании вместе с Владимиром Кумариным.

В ответ на это адвокат Роберто Масорриага пытается предъявить суду “оправдательные” документы. Один из них составлен на бланке УФСБ по Санкт-Петербургу на Литейном проспекте и начинается обращением к самому Траберу “Уважаемый Илья Ильич!” Другой документ исходит от Выборгского городского суда. В обеих бумагах речь идет о том, что к Траберу никаких претензий нет.

Роберто Масорриага также заявляет, что Трабер знаком с “высшим кадром CNI (испанской разведки)”, чтобы произвести впечатление на судью. В разговоре с корреспондентом Масорриага поясняет, что имеет в виду Хорхе Дескаяра (бывший посол Испании в США). Оказывается, на Майорке он был соседом Трабера и однажды полицейские из охраны Дескаяра заночевали у Трабера за неимением другого места, утверждает адвокат.

Геннадий Петров, Киничи Камиясу, Александр Малышев

Особое впечатление на судью производит свидетель защиты Хесуса Ангуло, подозреваемый в отмывании денег Петрова и Малышева. Он заявляет, что располагает доказательствами невиновности Ангуло -это некие счета-фактуры, — но в итоге признает, что забыл оригиналы в своем офисе, и его отправляют домой.

Прослушка

20 марта разворачиваются баталии вокруг прослушек разговоров Петрова и его подельников. Их переводят в реальном времени сразу несколько переводчиков.

Судя по прослушкам, Петров находился на прямой связи не только с депутатом Резником, но и с генералом Николаем Ауловым (на тот момент — замдиректора ФСКН) и заместителем главы Следственного комитета Игорем Соболевским. Кроме того, Петров и коллеги обсуждают, например, Германа Грефа, который “толкает тему по невыдаче лицензий по золоту”, и Петров должен поговорить с ним, когда будет в Москве.

Николай Аулов

Обсуждается некая проверка погранслужбы, когда «потрошили все вылеты» и “называли Славу”: “некрасиво, б…!” 1 ноября 2007 года Малютин звонит Петрову и сообщает, что Герман Греф приглашает его на банкет 12 ноября по случаю 160-летия Сбербанка. Греф и Малютин знакомы еще по петербургской мэрии: как рассказал петербургский бизнесмен, получивший убежище в Европе, в 90-е в кабинете Грефа был некий Наиль Анварович, представлявшийся “адвокатом”. Фамилии он не называл, но, судя по внешности, им и был Малютин.

11 декабря 2007 года Геннадию Петрову звонит Леонид Христофоров (он был допрошен в Петербурге по делу об убийстве Старовойтовой, предполагалось, что именно он помог достать оружие, из которого она была убита, сообщил в ходе суда прокурор Хуан Каррау).

Криминальный авторитет Леонид Христофоров

Христофоров сообщает Петрову: “Видел, выступал Медведев, попросил премьером стать ВВ? Ну, будет король без короны, вот и вся х…, а наш премьером, председателем всего правительства”. “Я думаю, это ненадолго”. “Х… его знает, х… угадаешь, все один человек решает”. “Ну, будем ждать очередных нововведений”.

В октябре 2007 года Петров общался со знаменитым вором в законе Дедом Хасаном(Асланом Усояном), позже застреленным в Москве. Они обсуждали бизнес в Краснодаре.

В одном из разговоров, который оспаривают адвокаты, звучит слово “подделать” (документы). “Это значит просто доделать! Подделать имеет несколько значений”, — громко с места возмущаются обвиняемые. Переводчики с ними не согласны. В конце заседания подсудимая Юлия Ермоленко в гневе подскакивает к одной из переводчиц, судья кричит “полиция!”, и Ермоленко уходит.

Защитник Резника заявляет, что “Слава”, которого упоминают Петров и Трабер на прослушках, — это необязательно Владислав Резник. При этом, как уже говорилось ранее, Резник до сих пор пользуется тем же мобильным, и голос его легко узнаваем.

“В записной книжке Петрова было найдено несколько Слав!”, — заявляет адвокат и начинает перечислять. В списке, который должен доказывать честность Петрова и Резника, попадается некий “Слава Фикус”. Адвокаты пытаются доказать, что и “Генка”, упоминаемый в разговорах третьих лиц, может быть не Петровым, но это звучит еще менее убедительно.

Заключительное слово

Владислав Резник и Диана Гиндин, которым вменяют отмывание 7,3 млн евро методом покупки у Петрова фирм с записанными на них яхтами и виллами, а также покупку самолета на двоих с сыном Петрова Антоном, заявляют, что просто «оптимизировали управление своим имуществом».

С точки зрения следствия Резник и Гиндин приобрели имущество Петрова, прекрасно зная, что оно приобретено на грязные деньги. “Резник является иностранным парламентарием, его осуждение осложнит отношения между нашими странами!”, — пугает судью адвокат Резника.

Прокуроры в заключительном слове заявляют, что считают существование тамбовско-малышевской ОПГ доказанным, а также доказанными часть эпизодов об отмывании денег. Всего группировка, по данным следствия, легализовала более 50-ти миллионов евро.

Для Резника просят 5 лет тюрьмы и 30 миллионов евро штрафа, для остальных 14-обвиняемых — более мелкие сроки. Подсудимые демонстративно хмыкают и смеются. Для признавших вину в отмывании денег в составе организации Сергея Кузьмина и Александра Малышева Леонида Хазина и Михаила Ребо прокуратура также запросила сроки, которые, однако применены не будут. Ребо, гражданин Германии, должен вместо этого получить запрет на въезд в Испанию.

Прокурор Хуан Каррау напоминает в заключительном слове, что, согласно заявлению самого Петрова, никакого бизнеса у него в России нет. Давным-давно он имел компанию “Петродин” и давал уроки бокса, но на этом все. Как он может объяснить происхождение своих миллионов? На Майорке был записан моряком, а его друзья Леонид Христофоров и Аркадий Буравой — членами экипажа яхты, которая якобы предоставляла круизы. Это фиктивное оказание услуг, говорит Каррау.

Геннадий Петров

Также прокурор Хосе Гринда заявил, что группировка занималась “торговлей связями” — продвижением нужных людей на нужные посты в России благодаря своим знакомствам. Гринда отмечает, что «при Путине времена изменились. Группировка занялись не только отмыванием денег, но и отмыванием своего имиджа, в чем им помогают контакты с силовыми ведомствами России”.

Адвокаты подсудимых возражают, что широкий круг знакомств Петрова — Виктор Зубков, Николай Аулов, Анатолий Сердюков, офицер испанской разведки — как раз свидетельствуют о том, что он честный бизнесмен, который, кстати, был оправдан по делу о фальсификации греческого паспорта. Они добавляют, что никакой Тамбовской ОПГ вообще не существует, а значит, нельзя вменять ни принадлежность к ней, ни отмывание средств.

Сами обвиняемые говорят о “кафкианстве”, а Андрей Маленкович (муж Юлии Ермоленко) даже заявляет в последнем слове: “когда судья Бальтасар Гарсон назвал операцию “Тройка” и арестовал мою жену, мне напомнило это сталинские тройки!” Впрочем, испанский суд, который во всем разобрался, Маленкович уважает.

На вынесение приговора может уйти несколько месяцев. Подсудимые — резиденты Испании — находятся под подпиской о невыезде, а Владислав Резник и Диана Гиндин вернулись в Москву. Если их осудят, они просто не вернутся в Испанию.

Источник

Вебинар состоится 28 ноября 2018 года. Ведущая Ирина Дедюхова.

Зарегистрируйтесь для участия в вебинаре, заполнив следующую форму и оплатив участие. Обязательны для заполнения только поля Имя и E-mail.

Емейл в форме оплаты в форме регистрации должны совпадать. После оплаты и проверки администратором на этот емейл вам будет выслана ссылка для участия в вебинаре.

Оплатить Яндекс.Деньгами или банковской картой можно в форме ниже:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

//